Имея опыт работы с разными лютеранскими общинами, в том числе в России и за рубежом, как с партнерами, так и с теми, кто имел желание к нам присоединиться, главным вопросом, интересующим служителей, был вопрос о том, что ЕЛЦАИ может дать общинам, служителям и пастве в случае присоединения. В этой статье мы попытаемся четко объяснить нашу позицию.

Стоит отметить, что в России, да и во многих других странах, далеко не все религиозные организации готовы принимать общины под свое окормление. И здесь достаточно много причин. Служителями эти церквей становятся прихожане, которые почувствовали в себе тягу к служению, которые хотят посвятить этому всю свою жизнь. Кто-то приходящий из вне чаще всего подвергается некоторой проверке в вере, в приверженности общине, и не имеет возможности стать клириком. Те же служители, которые уже имеют свою общину, редко к таким организациям присоединяются. И, к сожалению, тут есть еще и финансовый вопрос. Не все организациии готовы платить зарплату. То, что мы наблюдаем сейчас в протестантском мире – это бесконечное деление общин на новые мелкие группы. Ведь если паства дает пожертвования на служение, и этого вполне достаточно, зачем подчиняться кому-то еще? Такая “раскольническая” действительность не является благодатной, и нарушает христианское единство.

Некоторые церкви финансируются из-за рубежа более крупными организациями. И здесь также есть негативный момент, так как при внезапной остановке финансирования сразу же начинаются возникать вопросы об отделении и поиске нового спонсора, или прекращении деятельности общины. Кроме этого, финансовые вопросы не могут благотворно влиять и на сам клир. Кто-то получил больше, кто-то меньше… И все чаще служение рассматривается не как благое дело для людей, а как работа. Но ведь Иисус не принимал на работу своих апостолов, а они следовали за ним по убеждению и вере. Некоторые пасторы, проявляющие желание о присоединении, сразу задавали вопрос – сколько будет зарплата? И прерывали общение после того, как получали ответ о том, что зарплаты не будет. 

Что же тогда может дать ЕЛЦАИ? Почему есть смысл присоединиться к нам? Все очень просто. Но вначале оставим финансовые вопросы.

Лютеранство в мире существует в очень разных формах. Это и скандинавская традиция с епископами, священниками и дьяконами, наиболее сходная с католиками, это и братская традиция, где кроме пасторов нет никаких более степеней священства, и течения, использующие восточный обряд в своем служении, и даже харизматические группы, добавляющие в свое служение много нового и современного. Кто-то покланяется иконам и чтит святых, кто-то отрицает учение о святости людей и молится только Святой Троице… Все мы разные, и все мы подходим к служению индивидуально насколько это возможно. Но нас объединяет одно – Книга Согласия Мартина Лютера с катехизисами для паствы и священства, которая четко выражает то, во что мы верим, и почему мы не стали православными или не вернулись под окормление Рима, почему мы гордо называемся лютеранами.

В то же время стоит четко понимать, что какой бы обряд или формулу крещения мы не использовали, существуют и определенные ереси внутри всего многообразия лютеранских церквей. И если использование филиокве или его отрицание не играет большой роли в Спасении, являясь по сути своей адиафорой, то отпущение Таинств без Апостольского Преемства уже подводит к вопросу о том, является ли церковь реально лютеранской и благодатной. 

Многие могут возразить, сказав, что во времена Мартина Лютера многие общины остались без епископов. Но ведь в то время Лютер уже задумывался над этим. И хоть он и ввел понятие “всеобщего священства верующих”, он уточнял, что “пасторы должны избираться из числа достойных, и быть поставлены законным образом”. И вот как раз слова “законным образон” и дают нам понять, что при поставлении пастор должен получить благодать Святого Духа. Никто не может поставить себя на священство или епископство самостоятельно, что, к сожалению, мы можем наблюдать в наши дни.

То, что говорил Иисус – “идите и научите все народы” – совпадает полностью с учением Лютера о том, что при крещении мы уже получаем всю необходимую Благодать. Но если мы учим другого человека Евангелию и побуждаем его стать христианином, это одно, а отпущение Таинств – это другое. 

Приведем простой пример. Есть жаропонижающее лекарство ибупрофен, а есть плацебо, которое выглядит одинаково с оригиналом, но не содержит действующего вещества. И вот настоящий ибупрофен – это Благодать, передаваемая людям в Таинствах путем наследования священством Апостольского Преемства, а плацебо – это отсутствие Преемства как такового. Мы принимаем настоящее лекарство для того, чтобы сделать запланированные дела и сбить температуру, и это работает. Но если мы примем плацебо, не зная, что это подделка, мы, возможно, по нашей вере и почувствуем себя лучше, но должного эффекта это не вызовет. Также и в вопросах Преемства – мы верим, что истинное Причастие принимается “во отпущение грехов” и как духовная пища, но можем ли мы быть уверены, что принимая симполические дары в двух видах – хлебе и вине – без Преемства, будут они спасительны для нашей души? Конечно же, нет. И ответ однозначный – нет в них спасения.

Почему же тогда многие продолжают утверждать, что это не имеет значения, и принимать “подделку” на Мессе? а проблема либо в незнании, либо в лжеучении, которому некоторые общины, к сожалению, следуют до сих пор. 

И вот здесь можно дать ответ на главный вопрос: почему стоит присоединяться к ЕЛЦАИ? Все просто: потому что мы следуем Апостольскому Преемству, и наше священство наделено всей Благодатью Апостольской Церкви. 

ЕЛЦАИ – это религиозная организация, преследующая модель федерации. Мы централизованы во главе с президентом, который отвечает за руководство церковью в плане официальной работы – документами, обучением и отчетностью, а также управляющим епископом, который стоит во главе других, но не может единолично принимать решения. И главным управляющих органом является Консистория и Синод – собрания (или соборы церкви), которые проводятся для решения важных вопросов.

Каждый епископ управляет своим округом, в который входят дьяконы и пасторы (или священники, пресвитеры) со своими общинами. Пастор каждой общины имеет всю власть самоуправления и выбора того, как он служит, какую формулу и обряд использует, и в каких общецерковных проектах участвует. Епископ не вправе решать за пастора, как он будет служить, но вправе только рекомендовать и советовать. Тем не менее, епископ следит за тем, чтобы пасторы не впадали в ересь и вели себя достойно, выполняли свой долг служения, в противном случае епископ может запретить клирика в служении.

Что касается финансовых вопросов, которые мы откладывали на потом, то можно уверенно сказать, что доход пасторов складывается из пожертвований на служение и за отпущение Таинств. Кроме этого, есть возможность работы над некоторыми проектами, которые могут приносить доход. И еще одна возможность – это финансовая помощь при необходимости, когда тот или иной приход испытывает трудности.

Тут же следует отметить, что для того, чтобы быть пастором ЕЛЦАИ, не требуется использование своего личного времени в полном объеме, и это дает возможность иметь полноценную работу. Самое важное тут – все приходы помогают друг другу в случае затруднений, но злоупотреблять этой помощью – не по христиански. Вера, и священство, не могут быть проданы или куплены, и церковь не должна быть источником дохода. А истинная вера и упование на Бога не даст вам остаться в нищете, ведь Бог всегда помогает тем, кто нуждается.

Будьте добрыми пасторами, истинными христианами, и присоединяйтесь к нашему служению! Благослови вас, Господь!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *