Здравствуйте, уважаемые браться и сестры!

Мы рады приветствовать вас на Синоде ЕЛЦАИ. К сожалению, мы не смогли лично присутствовать, и поэтому решили записать это небольшое, но емкое обращение. Мы постараемся сформулировать нашу позицию от лица не только приходов на Филиппинах, но и от лица всего Зарубежного церковного округа.

Мы знаем о сложной ситуации в ЕЛЦАИ, которая сложилась вокруг вопроса о наследовании Апостольского Преемства от Старокатолической церкви Словакии. Кто-то говорит, что Преемство не важно для лютеран, кто-то говорит, что важно. И ЕЛЦАИ была и остается Централизованной религиозной организацией, которая готова сотрудничать с разными общинами. И действие церковной конвергенции здесь работает на 100%. Кто-то придерживается братской традиции в лютеранстве, кто-то харизматической, к примеру. Но объединяет нас всех одно – Аугсбургское Исповедание. Именно поэтому мы и называемся лютеранами и лютеранской церковью.

Если углубиться в историю нашей конфессии, то мы можем увидеть, что в некоторых странах, например, в Германии, ввиду отсутствия епископов, ушедших в лютеранизм, продолжение и развитие служения производилось самими пасторами. Здесь нельзя говорить о традиции Высокой Церкви, и германская традиция, в дальнейшем перемешавшаяся с каливинизмом, уже порождала расколы, в частности, со старолютеранами, которые сейчас существуют как Синод Миссури.

Существует и другая традиция, скандинавская. Там и высокая церковь, и Преемство, хоть и не везде. И мы об этом говорим к тому, что ЕЛЦАИ – это уникальная лютеранская церковь, где по задумке могут сосуществовать на правах конвергенции любые традиции. Это важно.

Если же рассматривать историю всего Христианства, то Апостольское Преемство не может быть чем-то неважным. Да, мы знаем, что и католики могут спорить с православными о том, что у другой стороны Преемство прерывалось. Но исторические церкви в случае обнаружения в Прннмстве или сомнения чьего-либо рукоположения и прерывания Преемства, всегда восполняли его от других епископов, у которых наличие Преемства не было спорным.

Мы также можем сказать, что призывание Святого Духа возможно и без Преемства. И «собравшиеся во имя Христово» уже есть церковь. Но как раз такие собрания, служение народа без высокообразованного священства, может дать не совсем те плоды. Мы должны задумываться о так называемой «богоугодности», и будучи служителями Его церкви перед каждым своим действием задавать себе вопрос, а богоугодно ли это.

Служитель – это еще и учитель. А как будет вести себя группа учеников без учителя в школе? Научатся ли они чему-то новому, будут ли их знания достаточны? Будут, конечно, но вероятность небольшая. И только благодаря тем одноклассникам, кто идет вперед образовательной программы, кто знает больше. Человека достойного. Параллель этого человека – пастор. Но пастор – это не всегда священник, его избрали, но имеет ли он действительно те необходимые знания и ту веру, которая сделает его настоящим служителем? Не станет ли он заносчив, не будет ли он впадать в ересь, не будет ли он вместо учения Евангелию учить своим собственным домыслам, и наслаждаться своей значимостью, купаться в тщеславии? А ведь священник, или пастор – это слуга своей церкви. Епископ же – слуга слуг, который следит за чистотой Веры.

Неопротестанты, которых сейчас несметное множество, не могут похвастаться Преемством. Они в него не верят. Но зачастую цели таких организаций чисто коммерческие. Наша церковь другая. И восполнение Преемства можно считать возвращением учителя в класс. Но если мы восполнили Преемство, мы также должны понимать о том, что не все придают этому одинаковое значение. И как добрый и хорошо образованный и опытный учитель, мы должны воспользоваться дифференцированным подходом. Это просто. Те, кто считает Апостольское Преемство одним из важнейших и необходимых преимуществ, может делать на это упор. Кто же считает Преемство адиафорой, он может быть на равных правах в церкви и не возвращаться к этой теме.

В таком случае, пришедшие из других церквей пасторы или священники, в случае наличия рукоположения без Преемства, по желанию могут получить рукоположение с Преемством. Электусы должны быть рукоположены в любом случае. Имеющие преемтсвенное рукоположение – должны приниматься в сущем сане. И для того, чтобы не возникало проблем по этому вопросу, должен быть епископ, который занимался бы как раз вопросами тех служителей, которые считают Преемство адиафорой. Но еще раз уточним, что все должны служить на равных условиях.

Старокатолики Словакии передали нам Преемство не для того, чтобы руководить нашей церковью. И хоть мы и считаемся их метрополией, мы живем по своему катехизису и Аугсбургскому Исповеданию, полностью автономно от них. Да, мы в Евхаристическом общении, но мы не старокатолики в полном смысле этого слова. Да, мы в конвергенции и можем считать себя старокатоликами внутри лютеранской церкви, или лютеранами внутри старокатолической церкви, но только если сами захотим, решив каждый конкретно для себя. Но вне зависимости от решения, мы остаемся в ЕЛЦАИ, вместе. Наверняка, старокатолики также, передавая Преемство, не хотели бы, чтобы мы об этом спорили и учиняли расколы. И поэтому хочется сказать – давайте жить дружно!

Теперь что касается Зарубежного Церковного округа.

К сожалению, в ЗЦО за время моего служения в ЕЛЦАИ сменилось уже несколько руководителей. Я благодарен за то, что на заседании консистории меня избрали новым руководителем, и я понимаю всю ответственность.

На Филиппинах у нас два постоянных прихода – в Маниле и в Тагбиларане. Это разные острова, разные языки, разная культура внутри одной страны. Есть и перспективные общины, которые пока что к нам присматриваются. И таких общин 3 – в городах Пуэрто Галера, Анда и Сан Мигель. Но мы понимаем, что округ не может в полной мере называться зарубежным, если он включает только одну страну. Но и филиппинским округом называться тоже нет смысла. К сожалению, другие страны либо отделились, либо не выходят на связь и их присутствие в ЗЦО сомнительно. На Филиппинах мы зарегистрированы официально, и эта регистрация в какой-то степени упрощает деятельность всего зарубежного округа.

Тем не менее на лицо тот факт, что обычно зарубежные общины не задерживаются в ЕЛЦАИ надолго. Мы проанализировали деятельность других церквей на примере Филиппин и переход общин из одной юрисдикции в другую. Пасторы здесь, например, переходили из Синода Миссури в Синод Висконсина больше не из-за доктринальных вопросов, а финансовых. Висконсин поддерживает все общины материально и дает свободу действий в литургических вопросах, но более серьезно подходит к отчетности их деятельности.

Мы четко понимаем со своей стороны, что финансовую поддержку от самой церкви получать неправильно. Да и откуда церковь возьмет ее? С прихожан брать пожертвования или оплату за требы тоже не лучший вариант. Особенно на Филиппинах. Но чем тогда заинтересовать общины и мотивировать их к присоединению? Апостольское Преемство является преимуществом, но не для всех. Как мы знаем, многие считают Преемство адиафорой. Но выход есть. И вот какой.

Первой и самой главной мотивацией других должен быть упор на то, что ЗЦО ЕЛЦАИ является церковью с русскими традициями. И так как изначально ЕЛЦАИ регистрировалась под названием Российская Лютеранская Церковь, то и можно назвать округ так на мировой арене. А раз зарубежный, то получится Русская Лютеранская Церковь Зарубежом. В переводе – Russian Lutheran Church Abroad. Это будет и эффектно, и на слуху, и правдиво.

Далее, кроме основных доктринальных норм – катехизисов Лютера и Аугсбургского Исповедания – необходимо добавить изучение истории церкви с рассказом о лютеранстве в России с момента его появления в нашей стране. Лютеранство – это вторая по количеству приверженцев конфессия в России как раньше, до революции, так и сейчас. И это важно. Это преимущество. И это интересно.

Служители, будь то электусы, будь то уже рукоположенные священники и пасторы, должны в случае присоединения проходить небольшие и бесплатные образовательные курсы. Здесь должны быть и практика, и теория. И по итогам, после проверки в поле, уже принимать их в состав ЕЛЦАИ.

Еще одной немаловажной деталью является выработка единого русского обряда, который можно взять из имперского дореволюционного служебника в переводе на тот язык, на котором будет служить община. Само понимание того, что община приобщается к обряду, который используется много лет, даст хорошую мотивацию.

Для поддержки служения необходимо будет работать над проектами, которые будут приносить какой-либо доход. И поле для творчества тут огромное. Но нужно найти нишу уже сейчас, и начать. Мы будем более плотно работать над этим вопросом. Еще одна возможность – это поиск спонсоров. Но пока что эта очень абстрактная тема.

Центром как обучения, так и производства, и встреч ЗЦО могут стать Филиппины, и у нас уже в работе проект кафедрального собора. У нас есть земля, есть собственные средства, которые мы вкладываем в это. Какая-либо финансовая помощь нам не требуется. Но если появятся желающие волонтеры, готовые приехать к нам, жить на свои средства и выделять несколько часов своего времени в день для наших проектов, а в остальное время наслаждаться Филиппинами, их белыми песками и шоколадными холмами острова Бохол, мы будем только рады.

В дальнейшем должна быть выработана своя финансовая модель, которая будет управлять и доходами, и расходами. И должен быть важный пункт расходов, который позволит производить визитацию приходов в разных странах. И весь округ нужно будет по структуре делить на пробства, но не иметь на местах своих епископов, чтобы не было искушения к расколам.

Сейчас все эти вопросы могут обсуждаться только в теории. Но есть план, и есть куда стремиться. Нужно работать, и работать плотно и плодотворно.

Благослови нас всех, Господь!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *