История

История

Евангелическо - лютеранская церковь обосновалась на Алтае фактически с момента вовлечения этой географической провинции в ареал европейской цивилизации - с середины XVIII века. Именно тогда сообщество немцев - лютеран, волею судеб оказавшихся на алтайской земле, ощутило потребность в организации своей духовной религиозной жизни.

Для этих целей "Кабинет Его Императорского Величества" отправил на Колывано - Воскресенские заводы в качестве лютеранского пастора Иоганна Готлиба Леубе, который и прибыл в Барнаул 6 ноября 1751 г., c багажом церковной утвари, полученной им в Москве. Жалованье двадцатисемилетнему пастору, успевшему изучить богословие и многие другие дисциплины в университетах городов Галле, Бреславля и Лейпцига, согласно заключенному на шесть лет контракту, назначалось в размере 200 рублей в год.

В его обязанности входило посещение всех мест проживания лютеран на Алтае с проведением там, по возможности, регулярных богослужений или как тогда говорили «для исправления по закону евангелическому духовных треб».

Так как лютеране на Алтае в XVIII веке составляли административную элиту региона, сосредотачиваясь в таких группах как горные офицеры и мастера немецкой национальности, проходившие службу на различных рудниках и заводах горного округа, порой отстоящих друг от друга на сотни километров, то исполнение пасторского служения в следствии этого было очень затруднительно. Но тем не менее для Иоганна Леубе, родившегося и выросшего в семье профессора горного дела, в саксонском городе Зорау, такие трудности не казались непреодолимыми.

Прослужив в духовном звании 12 лет, Леубе по собственному желанию переводится на должность обербергмейстера (что соответствовало чину подполковника) и становится управляющим Змеиногорского рудника. Здесь он составляет для М.В.Ломоносова первое в России комплексное научное геолого - минералогическое описание целого горного региона. Его же трудами создается в Змеиногорске химическая лаборатория.

Коллекция минералов и археологических древностей, собранная Леубе за многие годы, становится основой для открытия при Барнаульском и Петербургском горных училищах специальных минералогических кабинетов.

А на место пастора, ранее занимаемое Иоганном Леубе, в 1764 г. назначается другой протестантский священник – Эрик Густав Лаксман (Eric Gustav Laxmann)(1737 - 1796) см. Иллюстрации. Часть II. №3-5, выходец из Швеции. Свои пасторские обязанности он пытался совмещать с обширной научной деятельностью. Им был разработан новый оригинальный метод получения стекла, собрана богатейшая коллекция по минералогии, флоре и фауне Алтая, изготовлены действующие образцы барометров и термометров и т.п. И делал это он так успешно и увлеченно, порой пренебрегая, увы, служением пастора, что впоследствии был избран иностранным членом Шведской Королевской Академии наук и ординарным академиком «по экономии и химии» Российской Академии наук. А его сын, рожденный в Барнауле в 1766 году, Адам Лаксман, пойдя по стопам отца и имея тягу к путешествиям и научным открытиям, стал одним из первых подданных Российской империи, сумевших посетить Японию, закрытую в то время для иностранцев, и как глава российском миссии в 1792-93 гг., фактически добился установления торговых отношений с этой страной см. Иллюстрации. Часть II. № 6-7. Жаль только, что в дальнейшем российское правительство не захотело воспользоваться плодами этого соглашения. 

В 1814 г. на должность барнаульского лютеранского пастора заступает Пауль Мевиус. Он должен был проводить богослужения и "удовлетворять мирские требы", не только на Колывано – Воскресенских горных заводах, но и в качестве дивизионного проповедника еще в городах Омске и Тобольске.

С 1840 года таким дивизионным проповедником становится пастор Фруоер, а с 1842 года барнаульским лютеранским священнослужителем назначается выпускник Дерптского университета Андрей Тецлав. Любопытно, что в обязанность этому вновь назначенному пастору ставится духовное попечение не только над лицами евангелическо – лютеранского исповедания, но реформатами проживающими на данной территории.

В Центре Хранения Архивного Фонда Алтайского края имеется документ, датированный 1841 годом, где приводится некий выборочный списочный состав служащих Колывано – Воскресенских заводов с указанием их вероисповедания. По – видимому это часть тех самых прихожан пастырем которых и должен был выступать Андрей Тецлав. В списке 20 человек, из которых 14 указаны лютеранами и 6 причислены к «евангелическому вероисповеданию». Было бы ошибочно, вслед за некоторыми исследователями - краеведами, полагать, что эти последние 6 персоналий, раз они не названы как лютеране, являются католиками. С начала XIX века в разных странах мира умами многих верующих - протестантов начинает овладевать идея об объединении всех евангелическо – лютеранских и евангелическо – реформатских церквей в одну, единую евангелическую церковь. В трёхсотлетнюю годовщину Реформации, в 1817 году, например, в Пруссии и многих других германских землях такое объединение лютеран и реформатов, сторонников учения Кальвина и Цвингли, происходит. Имело место это явление и в России. Достаточно вспомнить что в рамках Евангелическо – Лютеранской церкви в Российской империи уживались и лютеранские и реформатские общины, а в Архангельске даже существовала объединенная община лютеран и реформатов. Поэтому, лица из данного списка, указавшие себя как сторонники лютеранского и евангелического исповедания, и имевшие, скорее всего, разные суждения по вопросу как именовать свою протестантскую конфессию, тем не менее, к римо – католической церкви никакого отношения не имели, а принадлежали к одному приходу, в котором с 1842 года и служил в качестве пастора Андрей Тецлав.

С 1904 года, по решению лютеранской Московской консистории, в юрисдикции которой находились и сибирские общины, пастором объединенного прихода Томск - Барнаул назначается Рудольф Карлович Дальтон.

Что касается культового здания лютеранской церкви, тоПамятная книжка Томской губернии за 1908 год содержит четкие указания на его существование в Барнауле уже в 1786 году, когда на средства Кабинета был выстроен деревянный молитвенный дом (по - немецки «бетхаус», Bethaus). В 1818 году, спустя тридцать два года, был проведен капитальный данного строения.

Документы алтайских архивов, датируемые 1835 годом, говорят о наличии в Барнауле уже сразу двух действующих лютеранских церквей.

В 1840 году вместо одной из них возводится новая кирха по чертежам художника М.И. Мягкова и под архитектурным надзором Белоусова.

Через тринадцать лет, в 1853 году, во исполнении воли умершего, бывшего пастора и горного инженера Пауля Мевиуса, его сыном вносится пожертвование в размере 5000 рублей на строительство другой евангелическо -лютеранской церкви взамен обветшалой и пришедшей в негодность. Благотворителем же высказывается и просьба назвать будущим храм Павловским.

Год спустя, в декабре 1854 года, главным начальником Алтайских горных заводов А.П. Строльманом в Генеральную евангелическо – лютеранскую консисторию направляются план и смета на строительство кирхи в Барнауле, на Московском тракте. Но этот проект, как сказано в заключении, «не был одобрен в техническом отношении».

Вместо него, академиком архитектуры петербургской Академии художеств Геральдом Боссе, создается другой,в 1857 году, наконец то утвержденный.

А 12 декабря 1861 года здание евангелическо – лютеранской церкви, названной в честь апостола Павла, уже радовало взор горожан располагаясь на Московском проспекте см. Иллюстрации. Часть II. №8-16.

Окруженная двухэтажными жилыми домами церковь выступала высотной доминантой в перспективе широкого проспекта возвышаясь над землей почти на 27 метров. Здание, длиной 19,7 и шириной в 10 метров, было построено из красного кирпича, но выступающие части фасада, затем оштукатуривались, чтобы выделить на их фоне ниши – кресты.

Церковь апостола Павла, как архитектурный объект, являя собой удачный пример гармоничного сочетания романского стиля с элементами ранней северной прибалтийской готики, вносила своеобразный колорит в городскую застройку и несомненно служила украшением облика Барнаула.

Община, существующая при этом храме, благополучно дожила до начала XX века. Частые городские пожары вкупе с событиями первых лет революции и гражданской войны также не оказали на нее сколько-нибудь сильного влияния.

Глава II. Алтайские лютеране при Советской власти.

И только когда власть большевиков достаточно укрепилась на Алтае, евангелическо - лютеранская община Барнаула почувствовала на себе что значит жить в атеистическом государстве.

В связи с этим очень странным выглядит заявление, сделанное 19 декабря 1924 г. церковным советом евангелическо-лютеранской общины г. Барнаула. В нем

совет отказывается от дальнейшего использования здания лютеранской кирхи и "просит стол отделения церкви от государства принять лютеранскую церковь от него и назначить день для сдачи церкви". Конечно же такой "подарок" советская власть приняла с большой охотой.

Уже 27 января 1925 г. президиум Алтайского Губисполкома "находит целесообразным передать указанное молитвенное здание (кирку) в ведение Баргоррайкома для юных пионеров".

Вся эта возня вокруг лютеранской церкви наводит на мысль что здесь не обошлось без участия репрессивных органов молодого советского государства. Так например собрание верующих барнаульской евангелическо -лютеранской общины проводимое 22 июля 1925 года могло состояться только после согласия на него Алтгуботдела ОГПУ.

Трудно представить себе, чтобы верующие люди так просто без особых на то причин внезапно отказываются от своей родной церкви, да еще и просят безвозмездно принять ее на баланс атеистического государства.

Но и это еще не все. Отдав свою церковь под дом пионеров, барнаульские лютеране продолжают (!) собираться на богослужения, правда, теперь уже по другому адресу, в помещении явно менее подходящем для этой цели в сравнении с тем, от которого они отказались.

То, что они оставались верующими людьми подтверждают и документы Центра Хранения Архивного Фонда Алтайского края (ЦХАФ АК). Среди большого количества бумаг административного отдела Алтгубисполкома содержится "Разрешение епископу лютеранских церквей СССР на проведение богослужений и совершение треб в Барнауле" назначенных на 5 июля 1925 г. по адресу улица 3-я Алтайская 78 (ныне ул. Кирова). Епископ Мейер А.Ф., упомянутый в этом разрешении, действительно посетил Алтай и Барнаул, в частности, оставив по результатам своей поездки интересные воспоминания.

Но как бы то ни было, советское атеистическое государство разными методами в тридцатые - сороковые годы смогло свести на нет всякую организованную деятельность евангелическо-лютеранской общины Барнаула. Второе свое рождение барнаульская лютеранская община получила уже в шестидесятые годы XX века. Именно тогда советские немцы, депортированные в 1941 году с Поволжья и Украины в сельскую местность Сибири и Казахстана см. Иллюстрации. Часть II. №18-19, получили разрешения переселяться в города.

После того, как унизительный институт спецкомендатур был отменен, из части таких немцев и возникла новая лютеранская община в Барнауле. На момент своего создания в 1954-56 гг. она насчитывала около 20-30 человек. Члены общины собирались на богослужения по средам, субботам и воскресеньям в частном доме на поселке Мирном.

Позднее, в начале восьмидесятых годов, с увеличением числа верующих, эта община разделилась на две, по территориальному признаку.

Первой, избравшей теперь местом своих молитвенных собраний дом единоверца в старой части города, в районе реки Обь, руководил Иоганн Лаук. С его смертью в 1982 году общину перенял Иоганн Фогель, а еще несколькими годами позже служение перешло к Иоганну Бетцу.

Вторую, выделившуюся из состава старой, и менее многочисленную общину, возглавил Герман Шрайбер. Эти верующие проводили субботние и воскресные богослужения в районе АНИИСХОЗа, также в частном доме. Примечательно, что община имела собственную фисгармонию на которой упомянутый Герман Шрайбер аккомпанировал прихожанам во время исполнения ими духовных песен.

Глава III. Лютеране Алтая с 90 - х годов ХХ века по сегодняшнее время.

В 1988 году, в связи с приобретением и переоборудованием под Дом Молитвы подходящего частного дома, произошло слияние этих двух общин снова в одну. Руководить объединенной общиной верующие избрали Александра Готфрида, который спустя пять лет, к 1993г. в виду преклонного возраста и плохого состояния своего здоровья, передал служение Карлу Шмидту. А с 2001 года на это место заступил Александр А.Франц. 

Общины, описываемые нами, и им подобные всегда руководились наиболее уважаемыми членами, исключительно мужчинами, именуемыми "старшими братьями". Обычно в составе общины было несколько "старших братьев".

Избираемые общим собранием общины, они поочередно читали проповеди, толковали Священное писание, cледили за порядком в молитвенном доме. Cреди всех "старших братьев" всегда выделялся один наиболее авторитетный в вопросах веры. Непосредственно он и вел богослужение, длившееся, как правило, не менее двух - трех часов. Этот "старший брат" самолично совершал в общине Таинства причастия и крещения. Такие общины, руководимыми "старшими братьями", получили наименование "общины братской традиции" или просто "братские общины". В них женщины - "сестры" - во время богослужения всегда должны были находиться на некотором отдалении от "братьев", что предписывалось обычаями многовековой давности, и не могли никоим образом участвовать в исполнении священнических функций.

По Алтайскому краю еще в восьмидесятые годы XX века насчитывалось до 20 таких братских общин. Только cогласно карточкам учета религиозных объединений, оформляемых Уполномоченным Совета по делам религий при Совете Министров СССР по Алтайскому краю, за период с 1980 по 1989 год, было установлено существование лютеранских общин на Алтае в следующих местностях:

- городах - Барнаул, Камень – на - Оби, Рубцовск, Славгород

- cелах Славгородского района - Подсосново, Красноармейское, Славгородское

- селах Завьяловского района- Гилевка, Гонохово, Глубокое

- селах Михайловского района - Михайловское, Малиновое Озеро, Ракиты

- cелах Табунского района - Табуны и Большая Романовка

а также с.Самарка Локтевского района, с.Саратовка Рубцовского района и с.Маралиха Краснощековского района.

По собранным данным, все перечисленные здесь общины (частью ныне уже не существующие) – это общины братской традиции (карточки, с которых приводятся эти данные, находятся сейчас в Центре хранения архивного фонда Алтайского края)

Принято ошибочно считать, что евангелическо -лютеранские общины братской традиции возникли в результате гонений на религию в СССР в тридцатые годы. Согласно этой версии, с физическим уничтожением советской властью профессиональных дипломированных лютеранских священников-пасторов, рукоположенных епископами, верующим ничего не оставалось, как заняться самим организацией своей духовной религиозной жизни. Именно тогда, как утверждают сторонники этой точки зрения, и появились первые братские общины,возглавляемые не получившими профессионального пасторского образования "старшими братьями".

Это верно только отчасти. На самом деле "братская традиция" в лютеранстве берет свое начало гораздо с более раннего времени.

Уже первые немцы-колонисты, лютеране по вероисповеданию, приехавшие на жительство в Российскую империю, выказывали неудовлетворение отношением своей Церкви к рядовым верующим.

Пренебрежение своими прямыми обязанностями со стороны отдельных пасторов, усложнение церковных ритуалов и правил, излишняя пышность в украшении храмов, выстраивание громоздкой иерархической структуры внутри Евангелическо - лютеранской Церкви в России - все это по мнению части верующих было не чем иным, как отступлением от основ евангельского христианства. Такие группы верующих лютеран призывали священников более ревностно относиться к делу, на которое они были поставлены, а своих земляков-единоверцев неукоснительно блюсти благочестивый образ жизни. Не находя понимания у своих пасторов и иерархов Церкви, активная часть верующих выработала иной метод действий.

Не порывая отношений с официальной Церковью и продолжая посещать богослужения, проводимые пасторами, эти верующие организовывали в дополнения к ним свои частные служения. Регулярно собираясь небольшими группами по домам единоверцев, они пытались заниматься углубленным изучением Священного писания, исполняли духовные песни, произносили проповеди собственного сочинения. Естественным выглядит выделение в процессе проведения таких молитвенных собрания особой группы людей, более других продвинувшихся в познании веры. Их то и стали со временем называть "старшими братьями". "Старшие братья", формулируя мировозрение участников таковых молитвенных собраний, пытались привнести сюда многое, как им казалось, нужного и полезного из деятельности и других христианских групп. К ним они относили, прежде всего, германских пиетистов XVII -XVIII веков, последователей которых в России чаще называли "штундистами" (из-за проводимых ими молитвенных собраний-"часов", "Stunde" - час в переводе с немецкого языка) и близких им по духу, наследников богемско - моравских братских общин, гернгутеров.

Cформированное и возглавляемое "старшими братьями" движение "Пробуждения" сумело охватить значительную часть евангелическо - лютеранских общин дореволюционной России.

Cвое продолжение движение "Пробуждения" получило в лютеранских общинах братской традиции, возродившихся в СССР после окончания Великой Отечественной войны. Везде, в какие бы регионы насильственно не депортировались российские немцы - лютеране, они создавали свои братские общины. Урал, Сибирь, Казахстан, Средняя Азия - вот география их возникновения. В Сибири самыми мощными центрами братского движения всегда были Кемеровская область и Алтай. Одна из таких общин (о ней мы уже писали выше) существует в Барнауле и по сей день. Сохранились они и в некоторых других городах и селах Алтайского края.

Братские лютеранские общины, предоставленные сами себе, в годы когда централизованная структура Евангелическо - Лютеранской Церкви России была ликвидирована советской властью, и привыкшие всегда надеяться только на свои собственные силы, сегодня стоят перед выбором - как им существовать дальше.

Во времена преследований за веру в в шестидесятые -семидесятые годы XX века количество новых прихожан в общинах росло прямо пропорционально силе таких преследований и напрямую было связано с национальной самоидентификацией "советских" немцев, с их стихийным протестом против политики ассимиляции, проводимой в СССР. В эти времена община становилась не только религиозным центром, но и невольно центром сохранения традиционной немецкой культуры и языка. Однако с началом т.н. "перестройки" и появлением новых форм национального существования многое начинает меняться для братских общин в худшую сторону. Не прекращающийся массовый выезд, прежде всего верующих немцев, на жительство в ФРГ (кстати, там тоже имеется несколько десятков братских общин, основанных российскими немцами - переселенцами в последние два десятилетия), среди которых множество и уважаемых "старших братьев", cтарение основного состава остающихся лютеран - все это способствует тому, что жизнь лютеранских общин братской традиции в нынешней России постепенно угасает. Однако наметившиеся в последнее время в среде братских общин движение в сторону большей открытости cовременному миру и их присоединение к российской Евангелическо – Лютеранской Церкви Аугсбургского Исповедания (ЕЛЦАИ) позволяет предполагать, что братская традиция в лютеранстве не умрет и в XXI веке. И на это стоит надеяться.

Александр А. Франц

В соответствии с п. 8 Статьи 8 Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» доводится до сведения всех заинтересованных лиц, что в настоящее время на данной интернет-странице
ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Религиозной организации Централизованная религиозная организация «Евангелическо-Лютеранская Церковь Аугсбургского исповедания». 125363, МОСКВА, б-р ЯНА РАЙНИСА, д 1, пом 3. ОГРН 1077799022168. 125363, ИНН 7733183622 ФНС No 33 ПО Г.МОСКВЕ
Свидетельство о регистрации некоммерческой организации: Религиозная организация Централизованная религиозная организация «Евангелическо-Лютеранская Церковь Аугсбургского исповедания».
Решение о государственной регистрации некоммерческой организации при создании принято "21" сентября 2007 г Министерством юстиции Российской Федерации.
Запись о некоммерческой организации внесена в ЕГРЮЛ «8» октября 2007 г за основным государственным регистрационным номером: 1077799022168.
Учетный номер свидетельства о регистрации 0011010667, дата выдачи свидетельства о регистрации «14» марта 2013 г.